Стартовая >> Архив >> Об определяющей роли электроэнергетики в перестройке народного хозяйства страны

Об определяющей роли электроэнергетики в перестройке народного хозяйства страны

ДЖАНГИРОВ В. А., первый заместитель начальника Главного экономического управления Минэнерго СССР, канд. эконом, наук

В ближайшие десятилетия взаимосвязь и взаимозависимость между народным хозяйством и энергетикой будет усложняться.
Переход экономики страны полностью на интенсивный путь развития предполагает глубокую технологическую перестройку производственной базы экономики. В условиях удорожания ресурсов эта перестройка должна иметь отчетливую энергосберегающую направленность. Вместе с тем технологическое и техническое совершенствование народного хозяйства будет сопровождаться дальнейшим увеличением потребления электроэнергии.
Электрификация должна стать в перспективе энергетической основой обеспечения всех ведущих направлений интенсификации, технологического перевооружения и быстрых темпов развития общественного производства, существенного улучшения условий труда и жизни людей.
Электроэнергетика страны, несмотря на мощный производственный и кадровый потенциал, на рубеже 80-х годов утратила динамизм своего развития. Из года в год не выполнялись плановые задания по важнейшему показателю — вводу новых энергетических мощностей на электростанциях, в электрических и тепловых сетях, по развитию ремонтноэксплуатационных баз, предприятий стройиндустрии и особенно объектов социальной инфраструктуры. Текущие показатели отражают недостаточную эффективность действующих основных фондов, в значительной мере устаревших морально и физически и отчасти не доведенных до проектных показателей.
Роль электроэнергетики, как основы экономического роста народного хозяйства, длительное время недооценивалась. Отрасль не получала достаточно средств и ресурсов, из-за чего вводы энергомощностей вот уже четверть века стабилизировались на уровне 10 млн. кВт в год вместо минимально необходимых сейчас ISIS млн. кВт. В одиннадцатой пятилетке не введено в действие по отношению к плану 17 млн. кВт, за три года двенадцатой пятилетки — 14               млн. кВт.
В этих условиях вынужденно допускались чрезмерная перегрузка оборудования электростанций и сетей и его ускоренный износ, в то же время обновление, реконструкция и техническое перевооружение оборудования осуществлялись в совершенно недостаточных размерах. Результатом такого подхода явились снижение резервов мощности в энергосистемах до 4—6% вместо нормативных 13% (в США резервы мощности — более 30%), повышенный износ и аварийность оборудования, периодические отключения и ограничения потребителей. В целом возможности Минэнерго СССР по поддержанию в сложившихся условиях уровня надежности электро- и теплоснабжения потребителей находятся на пределе.
Из-за сдерживания электрификации многих передовых технологических процессов в металлургии, машиностроении, химии, в добывающих отраслях промышленности, строительстве, сельском хозяйстве, погрузочно-разгрузочных работ и других важных процессов, особенно процессов автоматизации, СССР сейчас заметно отстает по уровню электрификации народного хозяйства от других промышленно развитых государств.
Особенно остра необходимость развития электрификации быта сельских тружеников с целью коренного улучшения социально-культурных условий жизни на селе, выравнивания их с городскими условиями. Годовое потребление электроэнергии сельским жителем на коммунально-бытовые нужды в 1987 г. составило 430 кВт-ч против 1100 кВт-ч жителями городов. В развитых странах на одного проживающего в сельской местности расходуется в быту и сфере услуг в 5—7 раз больше электроэнергии, чем у нас.
Сложившееся критическое положение в энергетике во многом связано с серьезным отставанием внедрения достижений научно-технического прогресса, новой техники и технологии; низким качеством, недостаточной надежностью и эффективностью изготовляемого в стране основного и вспомогательного оборудования в сравнении с мировым уровнем; постоянным ухудшением качества и стабильности характеристик энергетического топлива, особенно углей.
Снижение надежности и эффективности работы энергопредприятий по указанным причинам, ухудшение условий труда, быта и оплаты трудящихся отрасли привели к падению престижа профессии энергетика, росту текучести квалифицированных кадров, что создает еще большие трудности в организации бесперебойной работы энергетической отрасли.
На новом этапе экономического и социального развития страны электроэнергетика должна по праву занять одно из ведущих мест в структуре народного хозяйства страны.
Проработками основных направлений экономического и социального развития СССР на тринадцатую пятилетку и на перспективный период предусматривается дальнейшее существенное увеличение национального дохода и производительности общественного труда.
Для обеспечения намечаемых темпов развития народного хозяйства предусматривается увеличить производство электрической энергии до 2080 млрд. кВт-ч в 1995 г. при 1790 млрд. кВт-ч, ожидаемых в 1990 г. Значительная часть прироста электроэнергии предназначается для решения социальных задач: обеспечения жильем и углубления электрификации быта трудящихся, сферы обслуживания населения, трудоемких производственных и технологических процессов и улучшения за счет этого экологической обстановки, условий труда, повышения его производительности, которая при увеличении электровооруженности на 1% возрастает на 0,5%.
Предусматривается значительная экономия электроэнергии в народном хозяйстве, что позволит обеспечить снижение электроемкости национального дохода.
Несмотря на ожидаемое сокращение капиталовложений в развитие отраслей группы А, для решения задач, стоящих перед обществом, необходимо дальнейшее увеличение выработки электроэнергии, большая доля которой потребуется для отраслей народного хозяйства, непосредственно участвующих в выполнении социальных программ (сельское хозяйство, легкая и пищевая промышленность, быт и сфера услуг, машиностроение в части производства потребительских товаров длительного пользования и др.). Кроме того, следует предусмотреть увеличение производства электроэнергии для решения жилищной проблемы, строительства предприятий сферы услуг, реконструкции машиностроения (в том числе для достижения конкурентоспособности ее продукции на мировом рынке).

В настоящее время в электроэнергетике 56,7% оборудования, или около 200 млн. кВт имеет износ более 50%, а полностью выработало свой ресурс 11,4% (40 млн. кВт) оборудования. Необходимо в ближайшее время определить минимально допустимый объем вводов для замещения полностью выработавшего ресурс оборудования.
Предусмотренное сокращение капиталовложений на развитие электроэнергетики в 1990 г. и в тринадцатой пятилетке неизбежно приведет к снижению вводов новых энергетических мощностей до уровня 6—7 млн. кВт ежегодно. Получаемый при этом прирост выработки электроэнергии в размере 150 млрд. кВт-ч сможет обеспечить лишь растущие потребности агропромышленного комплекса и не в полной мере коммунально-бытовых потребителей. Увеличение потребностей промышленности электроэнергией не может быть обеспечено.
С учетом особенности отрасли, инерционности инвестиционного цикла снижение объема капиталовложений скажется на уровне развития электроэнергетики и экономики страны не только в тринадцатой пятилетке, но и в последующем десятилетии.
Анализ сложившейся ситуации показывает, что главными факторами, определяющими динамику развития энергетических мощностей, являются недостаточные строительные заделы, большая продолжительность строительства и некомплектность поставок оборудования в процессе инвестиционного цикла.
Так, например, за три года двенадцатой пятилетки машиностроителями недодано 11 паровых, 4 гидравлические и 6 газовых турбин на общую мощность 5 млн. кВт, 22 генератора на 5,5 млн. кВт, 17 паровых котлов суммарной паропроизводительностью 18 тыс. т/ч, большое количество вспомогательного оборудования. В тринадцатой пятилетке особенно тяжелое положение складывается с поставкой теплофикационных энергоблоков, паровых котлов, гидрогенераторов, газотурбинного оборудования, а также трубопроводов.
При сохранении существующей практики выделения ресурсов на задельное строительство недоввод мощностей в тринадцатой пятилетке может достигнуть 30 млн. кВт. Причем недоввод в размере 10—15 млн. кВт в начале будущей пятилетки уже неустраним, поскольку в первые три года двенадцатой пятилетки фактически выделялось около половины расчетно необходимых средств. Для исправления создавшегося положения требуется в кратчайшие сроки почти удвоить процент задельного строительства (преимущественно строительно-монтажных работ) за счет выделения дополнительных средств и одновременно резко сократить срок строительства, приблизить его к нормативному.
Для выполнения заданий четырнадцатой пятилетки необходимо одновременно увеличить долю заделов до 40—45% и сократить продолжительность строительства до норматива, т. е. в 1,6—1,7 раза.
Создавшаяся ситуация в динамике строительства осложнена недостаточной мощностью строительной базы Минэнерго СССР, низким уровнем энерговооруженности, отсутствием современных строительных машин и механизмов. Средняя энерговооруженность труда в организациях Минэнерго СССР практически не растет с 1980 г. и составляет 15,4 кВт/чел., в то время как, например, в Миннефтегазстрое СССР этот показатель составляет 34,4 кВт/чел.
Решающим фактором, который должен был определять объем и структуру вводов энергетических мощностей, является ход сооружения АЭС.
Однако развитие атомной энергетики пошло значительно более низкими темпами: свернута программа строительства канальных реакторов, а предприятия энергомашиностроения, производящие основное и вспомогательное оборудование для корпусных реакторов, не вышли на проектные мощности; кроме того, они не имеют в настоящее время проекта реактора повышенной надежности, что ограничивает возможности размещения АЭС. Отсутствие утвержденного перечня площадок для строительства атомных электростанций на перспективу отрицательно сказывается на ходе проектирования, согласований с местными органами конкретных вопросов привязки и тем более на организации строительства АЭС. Требуемая доля производства электроэнергии на АЭС в 1995 г. и в 2000 г. исходя из ожидаемого снижения вводов на АЭС не может быть реализована. Только к 2005 г. при условии создания и массового тиражирования блока повышенной надежности можно ожидать существенного увеличения доли производства электроэнергии на АЭС.                      
Низкая степень разработок и оснащения тепловых электростанций оборудованием для защиты окружающей среды от их вредного воздействия уже сейчас ограничивает размещение ТЭС и потребует в ближайшее время больших дополнительных капиталовложений и ресурсов.
Отсутствие удовлетворительных с точки зрения природоохранных мероприятий проектных решений в области гидростроительства, существенный рост удельных затрат ресурсов на строительство ГЭС в отдаленных и малоосвоенных районах востока страны не позволяют в полной мере использовать гидроресурсы. Советский Союз, обладая уникальным экономически эффективным гидроэнергетическим потенциалом в 1100 млрд. кВт-ч, использует его в среднем по стране всего лишь на 20%, в том числе в европейской части СССР — на 39%, в Сибири и Средней Азии — на 20%, на Дальнем Востоке — менее чем на 5%. Для сравнения: в США аналогичный показатель составляет 44%, в Канаде — 50%, в Японии — 65%, во Франции — 90%.
Требования к гидроэнергетике по условиям минимального ущерба природе могут привести к пересмотру параметров многих крупных ГЭС, предусмотренных к сооружению до 2000 г., что в свою очередь вызовет задержку проектирования и строительства ряда ГЭС, увеличение капиталовложений и сокращение участия ГЭС в топливно-энергетическом балансе страны.
Основная нагрузка в обеспечении требуемых приростов производства электроэнергии ляжет на тепловые электростанции. Необходимые объемы производства на ТЭС должны возрасти (по сравнению с 1985 г.) в 1995 г. на 27%, в 2000 г. на 39% и в 2005 г. на 48%. Однако даже более низкие уровни развития ТЭС не обеспечиваются как топливом, прежде всего углем, так и оборудованием нового поколения. В энергетическом машиностроении за прошедший период не был создан научно-технический задел, что привело в теплоэнергетике к серьезному отставанию отечественного оборудования от передового зарубежного уровня в технологии и природоохранной технике.
Темпы и объемы развития угледобывающей промышленности явно не соответствуют задачам электроэнергетики на перспективу. В первую очередь медленно разворачивается добыча высокосортного кузнецкого угля, слабо осваиваются методы переработки и обогащения канско-ачинских и других низкосортных углей, почти не развивается добыча малосернистых углей европейских бассейнов. В^нашей стране, располагающей крупнейшими угольными запасами, доля угля в топливном балансе ТЭС составляет всего 32%, в то время, как в США — 62%.
При этом качество поставляемых углей для ТЭС постоянно ухудшается по сравнению с проектными характеристиками и требованиями стандартов, что вызывает значительное усложнение условий эксплуатации оборудования, снижение его располагаемой мощности, надежности и экономичности, ухудшение экологической обстановки в городах, дополнительное привлечение крупных трудовых и финансовых ресурсов на ремонтные и реконструктивные работы. Кардинальное улучшение качества топлива и неукоснительное выполнение требований гостов во многом зависит от Минуглепрома СССР.
Перечисленные обстоятельства дают основания считать, что сложившиеся в настоящее время в структуре мощностей пропорции должны быть пересмотрены в сторону увеличения доли тепловых электростанций, дальнейшего вовлечения твердого топлива в топливный баланс электростанций с обязательным повышением качества поставляемых Минуглепромом СССР углей. При этом изменяется подход к размещению энергомощностей в свете новых требований по экологии и надежности.
Соответственно требует изменения структура топливно-энергетического баланса отрасли, оказывающая значительное влияние на формирование новых энергомощностей по стране в целом и по отдельным регионам. Минэнерго СССР в своих перспективных проработках исходит из того, что в структуре потребления тепловыми электростанциями органического топлива доля угля должна повыситься до 36—40% в 2005 г. и
соответственно снизиться доля мазута, при обеспечении электростанций по крайней мере до 2000 г. объемами газа, необходимыми для развития ТЭЦ и ТЭС с прогрессивной технологией сжигания топлива.
Проблема технического перевооружения отрасли, демонтажа и модернизации на тепловых электростанциях устаревшего и малоэффективного оборудования общей мощностью свыше 100 млн. кВт становится в последние годы и на перспективу чрезвычайно острой. В электроэнергетике СССР реально складывается весьма тревожное положение, когда мощность физически изношенного оборудования становится соизмеримой с мощностью намеченного к вводу нового оборудования.
Чрезмерное продление любыми средствами продолжительности амортизационного периода оборудования, а также сложившийся дефицит установленной мощности в электроэнергетике привели к тому, что процесс обновления основных фондов протекает с темпами почти в 3 раза меньшими, чем в целом по промышленности. При сохранении существующих тенденций доля морально и физически изношенного оборудования будет непрерывно увеличиваться.
Недостаточный учет особенностей физического износа оборудования ТЭС и его масштабов создает положение, при котором агрегаты ТЭС в период 1990—2005 г. не только отработают свой реально достижимый срок службы, но и значительно превысят его. При этом вынужденная работа энергоустановок до предельного срока службы будет требовать возрастающих затрат на проведение второго обновления металла, превышающих суммарные амортизационные отчисления на капитальный ремонт и реновацию оборудования.
Большая инерционность работ по созданию, развертыванию производства и освоению в эксплуатации нового прогрессивного оборудования ТЭС на органическом топливе (10 лет и более) привела к тому, что за истекшее десятилетие не удалось организовать серийный выпуск специального маневренного оборудования (хотя необходимость в таком оборудовании доказывалась еще с начала 70-х годов). Аналогично обстоит дело и с базисным оборудованием ТЭС для восточных районов СССР.
В результате в настоящее время в стране не существует серийно выпускаемого основного оборудования ТЭС, которым можно было бы эффективно заменять демонтируемое.
Наиболее рациональным направлением решения задач технического перевооружения отрасли является установка нового, совершенного оборудования, что потребовало бы больше, чем на треть, увеличить объемы ввода новых мощностей. Из-за ограниченности выделяемых капиталовложений, а также возможностей строительно-монтажных организаций и машиностроения в ближайшее время это представляется нереальным.
Неизбежны компромиссные решения, включающие восстановительный ремонт части оборудования. При этом важно не снизить (и в настоящее время недостаточные для нормального функционирования) показатели надежности и маневренности оборудования.
Однако в любом случае совершенно необходимо форсировать производство рациональных типов специализированного маневренного оборудования, для того, чтобы иметь возможность к концу 90-х годов развивать электроэнергетику страны по наиболее эффективному пути — своевременному выводу из эксплуатации морально изношенного оборудования с заменой его технически прогрессивным. Наибольший экономический эффект, по оценкам специалистов, может дать развертывание производства оборудования с использованием малогабаритных котлов с приемлемыми экономическими показателями и оборудования по схеме ПГУ—ТЭЦ и ПГУ—ГРЭС.
В программе технического перевооружения нельзя игнорировать роль АЭС. В перспективе до конца 90-х годов в нарастающих масштабах существующие АЭС будут выходить на 30-летний срок службы. Поэтому со всей остротой возникает сложная проблема, как и когда выводить из эксплуатации АЭС, как подходить к выбору продолжительности и целесообразности предельного срока службы АЭС.
В складывающейся энергетической ситуации в европейской части страны назревает наиболее напряженное положение, обусловленное двумя обстоятельствами. В результате замедления темпов развития программы строительства АЭС ожидается дефицит базовой мощности, который полностью не покрывается развитием ТЭС. Для его ликвидации представляется необходимым построить по крайней мере по три крупных ТЭС, работающих на малосернистых углях Печоро-Тиманского и Донецкого бассейнов, а также решить вопрос
о   строительстве в европейской части и на Урале электростанций с использованием канско-ачинского угля.
С другой стороны, в европейской части СССР сложилась нерациональная структура генерирующих мощностей, в частности, здесь недостаточна доля маневренных регулирующих энергоисточников. Причем дефицит маневренных мощностей постоянно усугубляется выводом из работы и демонтажом физически изношенного, не подлежащего реконструкции, оборудования, которое гибко использовалось для покрытия пиковой части графика нагрузки. Поэтому в этой части страны необходим ввод маневренных мощностей типа ГТУ, ПГУ, а также специальных пиковых высокоманевренных ГАЭС.
Развитие гидроэнергетики представляется целесообразным сориентировать в основном на малые и средние ГЭС, в том числе с капсульными гидроагрегатами. Исключение составляет богатая гидроресурсами ч не имеющая собственных топливных ресурсов зона Северного Кавказа и Закавказья, где гидроэлектростанции, строящиеся в горных районах, по каскадному принципу, с малым ущербом для природы, должны оставаться существенной частью энергобаланса региона.
В восточных районах страны развитие энергетических мощностей должно базироваться на использовании местных природных энергоресурсов. Это прежде всего развитие топливно-энергетических комплексов на дешевых углях Экибастузского и Канско-Ачинского месторождений и топливе Западно-Сибирского нефтегазового энергокомплекса, которое нужно всемерно ускорять по сравнению с сегодняшними темпами.
Особо следует сказать о необходимости развертывания и усиления исследований, проектно-конструкторских и опытно-промышленных работ по созданию трубопроводного транспорта на дальние расстояния низкосортных углей восточных месторождений с их переработкой и обогащением, что позволит в перспективе расширить использование этих углей в дефицитных по топливу районах страны, более рационально размещать тепловые электростанции в ряде регионов и избежать чрезмерной концентрации мощных ГРЭС в экологически опасных районах.
В Западной Сибири ГРЭС на газе будут развиваться темпами, определяемыми потребностями нефтегазодобычи с учетом строительства химических комплексов на концессионной основе. При этом в отдельные периоды потребуется опережающее развитие ГРЭС для помощи Уралу по действующим и строящимся ВЛ 500 кВ, чтобы компенсировать здесь временную задержку в развертывании программы атомной и угольной энергетики.
Привлечение в энергобаланс избытков гидроэнергетических ресурсов в азиатской части страны остается одним из основных направлений развития электроэнергетики. При учете природоохранных требований путем уменьшения зоны затопления, большей каскадности, увеличения числа малых ГЭС гидроэнергетика, обладающая такими важными качествами, как возобновляемость ресурсов, маневренность, наибольшая на сегодня экологическая чистота, должна по праву занять то место в энергобалансе, заместить которое в обозримый период нечем.
В развитии регионов Средней Азии и. Дальнего Востока будет обеспечиваться принцип сбалансированности за счет ввода наряду с уже упомянутыми ГЭС мощностей на тепловых электростанциях, прежде всего на местном, а также привозном сибирском топливе. На Дальнем Востоке ограниченное использование может получить атомная энергетика, а в более далекой перспективе — энергия приливов.
Стратегия территориального размещения энергомощностей по стране должна обеспечивать в основном выполнение принципа сбалансированного развития энергетики регионов. Временные небалансы допустимы в пределах, не снижающих надежности энергоснабжения регионов в целом (до 3—5% собственно максимума).
После 2000 г. в структуре ТЭС предусматривается систематическое замещение углем газомазутного топлива. Газ в первую очередь будет использоваться на ТЭЦ в городах, а также на высокоэкономичных и маневренных ПГУ, которые должны получить массовое распространение в европейской части страны и на ГРЭС Западно-Сибирского комплекса.
Технологию сжигания угля необходимо совершенствовать не только по природоохранным требованиям, но и для повышения экономичности ТЭС на угле и обеспечения их конкурентоспособности с газовыми ТЭС по всем показателям. Для этого машиностроительной промышленности необходимо разработать и наладить серийный выпуск оборудования с нетрадиционными способами сжигания топлива (в кипящем слое, в вихревых топочных устройствах), обеспечивающими экономию газомазутного топлива на подсветку и снижение затрат на природоохранные мероприятия. Необходимо ускорить работы по созданию ПГУ с внутрицикловой газификацией твердого топлива.
Нетрадиционные возобновляемые источники энергии — солнечные, ветровые, геотермальные электростанции из-за ограниченности по мощности и по территориальному размещению не смогут в обозримый период превысить 2—3% топливно-энергетического баланса, но их развитие может стать существенным вкладом в программу энергосберегающих мероприятий. Это направление надо всемерно развивать, так как в настоящее время доля нетрадиционных источников в энергобалансе страны составляет всего 0,03%.
Большое внимание в нашей стране уделяется централизованному теплоснабжению, поскольку 30% всех используемых топливно-энергетических ресурсов расходуется на удовлетворение теплового потребления. Комбинированное производство электрической и тепловой энергии на ТЭЦ является одними из способов повышения эффективности отрасли и всего народного хозяйства. В настоящее время из 3,7 млрд. Гкал годового потребления тепла в стране 1,3 млрд. Гкал производится на ТЭЦ. При этом ежегодная экономия условного топлива составляет около 40 млн. т, а ТЭЦ вырабатывают 22,8% электроэнергии от суммарной выработки ТЭС на органическом топливе.
Централизованное теплоснабжение в городах и поселках городского типа намечается довести до 70% и в сельской местности — до 15—20%. Для этой цели намечено к 2000 г. увеличить мощность ТЭЦ на 50 млн. кВт. Годовая экономия условного топлива за счет комбинированной выработки энергии возрастет до 65— 70 млн. т.
Дальнейшее развитие Единой энергетической системы СССР остается главным направлением в повышении экономичности и надежности работы электроэнергетики страны.
В четырнадцатой пятилетке должна быть присоединена к ЕЭС объединенная энергосистема Средней Азии по ВЛ 1150 кВ от Экибастузской ГРЭС. В следующем пятилетии по формируемому транзиту 220— 500 кВ вдоль зоны Байкало-Амурской магистрали будет присоединена ОЭС Востока, чем будет в основном завершено формирование ЕЭС СССР.
Развитие межсистемных связей ЕЭС СССР напряжением 500, 750, 1150 кВ переменного тока определяется увеличением их пропускной способности по мере наращивания мощностей связываемых регионов. Пропускная способность межсистемных связей на всех этапах развития ЕЭС должна отвечать требованиям взаиморезервирования ОЭС, использования поясного часового эффекта и маневренных мощностей, использования в ЕЭС сезонных и временных годовых избытков энергоресурсов отдельных регионов, обеспечения экономичного ведения режимов ЕЭС в интересах всей страны.
Ускоренное развитие топливно-энергетических комплексов в восточной части ЕЭС, прежде всего на месторождениях дешевых углей, обусловливаемое также необходимостью частично покрывать энергобаланс европейской части, потребует дополнительного усиления связей в зональном направлении Сибирь — Казахстан — Урал — Центр.
В европейской части страны, отличающейся высокой плотностью размещения нагрузок и электростанций, системообразующая сеть должна кольцеваться и иметь вид «сетки», в основном из ВЛ 750 кВ и 500 кВ.
Вытянутое в широтном направлении размещение энергосистем ЕЭС СССР обусловливает необходимость усиления межсистемных связей путем поэтапного сооружения магистральных линий электропередачи сверхвысокого напряжения вплоть до восточной части ОЭС Сибири. В этой связи большую роль в обеспечении эффективности ЕЭС играют сроки и очередность сооружения ВЛ 1150 кВ переменного тока и 1500 кВ постоянного тока.
Учитывая высокую стоимость и материалоемкость сооружаемой ВЛ 1500 кВ постоянного тока Экибастуз — Тамбов, ее народнохозяйственная эффективность может быть обоснована при условии полного использования пропускной способности этой ВЛ с момента пуска на каждом этапе. Такая возможность закладывается как энергобалансами смежных объединений, так и готовностью прилегающих сетей переменного тока. Однако последние оценки дают основание считать, что ВЛ 1500 кВ Экибастуз — Тамбов не может быть эффективно использована в тринадцатой пятилетке. Технико-экономическое обоснование целесообразности и сроков ее сооружения должно быть выполнено для всей линии электропередачи постоянного тока Итат — Экибастуз — Тамбов с учетом ВЛ 1150 кВ до Канска в сравнении с альтернативными вариантами транспорта электроэнергии и топлива.
Численность промышленно-производственного персонала в отрасли, по оценкам специалистов, при росте производства электроэнергии к 2005 г. в 1,6—1,7 раза должна возрасти на 30%. Для привлечения и закрепления квалифицированного персонала необходимо ускорить развитие социальной сферы, улучшить условия труда и быта энергетиков.
В заключение следует отметить, что среди энергетиков вызывают серьезную озабоченность требования общественности отказаться от строительства почти 60 новых электростанций суммарной мощностью более 150 млн. кВт. Крупные электростанции предстают в глазах людей как основные загрязнители природной среды, а чернобыльская авария надолго сформировала у значительной части населения негативное отношение к ядерной энергетике.
Все эти явления отражают закономерное беспокойство людей за жизнь и здоровье. Однако отдают ли они себе отчет в том, что мы оставим последующему поколению, можно ли осуществить программу «Жилье-2000» без света и тепла в квартирах и решить продовольственную проблему без существенного повышения производительности труда за счет электрификации. Это ведь тоже и жизнь, и здоровье.
Допускаемое иногда прямое противопоставление экологии и электроэнергетики представляется неправомерным, поскольку именно электроэнергия является самым экологически чистым источником энергии.
Представляется, что отношение к электроэнергетике как к неприоритетной отрасли промышленности является глубоко ошибочным. Во всех случаях необходимо помнить, что эта отрасль обеспечивает устойчивое функционирование всего народного хозяйства и нормальные социально- бытовые условия жизни людей. Во всем мире опережающее развитие энергетики является объективным законом развития экономики, важнейшим условием обеспечения научно- технического прогресса и повышения жизненного уровня населения.
В то же время общественность не информируется о предстоящих трудностях с энергоснабжением народного хозяйства и населения страны, о том, что возможно вынужденное искусственное сдерживание роста потребления электрической и тепловой энергии, включая ограничения и отключения промышленных и бытовых потребителей. Представляется необходимым специально нацелить на это средства массовой информации, активно подключить научно-техническую общественность отрасли.
Для успешного решения стоящих перед отраслью масштабных задач особое внимание должно быть уделено совершенствованию экономических методов управления, повышающих эффективность отрасли в условиях полного хозрасчета, разработке системы новых тарифов и цен, которые бы соответствовали народнохозяйственной эффективности электрификации и активно воздействовали на режимы энергопотребления.
В свете сказанного, учитывая жесткую зависимость экономического и социального развития страны от развития энергетики назрела необходимость принятия в неотложном порядке закона об энергетической политике в СССР, так, как это сделано во многих странах мира.

 
« О стабилизации уровней токов короткого замыкания в сетях 110 кВ и выше   Опыт и проблемы внутрипроизводственного хозрасчета в электрических сетях »
электрические сети