Стартовая >> Архив >> Хозяйственный расчет и аренда в энергетике

Хозяйственный расчет и аренда в энергетике

ШПАК Я. Ф., генеральный директор ПЭО Крымэнерго

Проблемы перестройки экономики нашей страны затронули все отрасли народного хозяйства, в том числе и энергетику. Как двигаться нам в этом сложном и трудном перестроечном процессе с учетом нашей специфики и особенностей? Вопрос, волнующий многих. Автор статьи попытается высказать свою точку зрения и мнение по ряду вопросов хозяйственного механизма в отрасли.
Переход с 1989 г. всех энергообъединений на хозрасчет позволил получить определенный опыт и сделать соответствующие выводы.
Во-первых, правомерным остается вопрос — нужен ли в энергетике хозрасчет? Трудность прогнозирования метеоусловий и электропотребления делает серьезной проблему исходных расчетных значений для определения годовых отчислений от прибыли (дохода) в бюджет, резервный и страховой фонды министерства.
На стадии формирования этих цифр идет своеобразное «перетягивание каната». Министерство стремится предусмотреть для энергообъединения рост производства и реализации энергии и соответственно увеличенные проценты платежей, а энергообъединения стремятся к обратному.
В реальной жизни выйти точно на расчетные цифры невозможно.


Показатели

Расчетное
значение

Достигнутое за год

Отклонение

Полезный отпуск энергии, млн. кВт-ч.

7505

6356

— 149

Реализация электроэнергии, тыс. руб.

173 966

173 351

—615

Отпуск теплоэнергии, тыс. Гкал

2200

1790,89

—409,11

Реализация тепловой энергии, тыс. руб.

16 797

15241

— 1556

Выручка, тыс. руб.

198 396

204 486

+6090

Затраты, тыс. руб.

141 336

143 702

+2366

В том числе на производство и передачу энергии, тыс. руб.

135 463

134 994

—469

Прибыль, тыс. руб.

43 704

47 831

+4127

Доход, тыс. руб.  

57 060

60 784

+3724

Хозрасчетный доход, тыс. руб.

19 270

22 263

+2993

Фонд социального развития, тыс. руб.  

3942

4362

+420

Фонд развития производства, науки и техники, тыс. руб.

403

848

+445

Фонд оплаты труда, тыс. руб.

14 925

17 053

+2128

При снижении энергопотребления против расчетных значений коллектив ПЭО не досчитывается (по независящим от него факторам) определенной доли хозрасчетного дохода, а при превышении энергопотребления против расчетного происходит соответственно увеличение хозрасчетного дохода и фонда оплаты труда, которое, в принципе, можно считать не заработанным, хотя при этом бюджет и вышестоящие организации получают также более высокие платежи.
Таким образом, даже при годовом определении процента платежей полностью справедливой картины не получается. Значит, можно поставить под сомнение целесообразность и возможность хозрасчета в энергетике.
Анализ работы ПЭО Крымэнерго в 1989 г. показывает, что с переходом на хозрасчет экономическая деятельность в объединении улучшилась. Внутрисистемный хозрасчет построен на принципах экономической самостоятельности всех структурных единиц (самостоятельных предприятий в ПЭО Крымэнерго нет) и даже их структурных подразделений (районов электрических сетей).
Значительно больше внимания в хозрасчетных подразделениях стало уделяться вопросам реализации энергии, правильности оплаты, борьбе с хищениями, всем видам затрат, использованию основных фондов, выполнению промышленных и бытовых услуг.
Оперативные данные хозрасчетной деятельности энергообъединения за 1989 г. приведены в таблице.
Как видно из таблицы, даже при снижении полезного, отпуска электроэнергии и значительного уменьшения отпуска тепла против принятых в расчетах нормативных показателей, что объясняется теплой зимой 1989 г., коллективу энергообъединения удалось добиться перевыполнения плана прибыли, дохода и получить дополнительные фонды стимулирования.
Вместе с тем нельзя не сказать об отрицательных явлениях, которые принес хозрасчет. Первые руководители структурных подразделений передвинули на второй план вопросы надежности работы оборудования и сооружений, надежного энергоснабжения потребителей, техники безопасности. Экономический механизм надежности — штрафы с оплаты энергообъединением потребителю в 10-кратном размере стоимости недоотпущенной электроэнергии или компенсация ущерба — пока по разным причинам не работает. Не увязаны желание предприятий получать премию за длительную безаварийную работу с возможностями фонда оплаты труда, хотя при хозрасчете по второй модели понятие «премия» исчезает, превращаясь в понятие «приработок» или «вознаграждение» по итогам за квартал, год.

При работе коллективов по первой хозрасчетной модели ситуация еще более сложная, так как два основных фонда стимулирования (социального развития и материального поощрения) определяются в зависимости от коэффициента эффективности, а их источник — прибыль. В целом ряде случаев рост коэффициента эффективности ведет к снижению прибыли и наоборот. Таким образом, как при первой, так и при второй хозрасчетной модели имеется ряд проблем и вопросов, которые требуют дополнительной проработки.
Для ответа на поставленный вопрос о    целесообразности хозрасчета в энергетике рассмотрим также хозяйственные механизмы энергетических фирм зарубежных стран.
Автору известны два основных направления — государственное (французское) и акционерное (американское). В первом случае (французская модель) министерство централизует все доходы от реализации энергии и выделяет фирмам средства на эксплуатационное обслуживание действующих объектов и строительство новых. Экономия тех и других средств остается в коллективе и используется по его усмотрению с учетом системы налогообложения.
Американская система по своей сути аналогична действующей у нас. Государство создает условия для получения стабильных доходов фирм, прекращение их деятельности недопустимо. Для этого ежегодно специальная комиссия штата рассматривает проект затрат фирмы, платежи в бюджет и утверждает цену на отпускаемую энергию (у нас цены стабильные, но меняются платежи в бюджет). Эти цены могут меняться даже в середине экономического года, когда для этого возникают предпосылки, например рост цен на топливо и др.
Анализируя свой небольшой опыт хозрасчетной деятельности, опыт американских энергетических фирм, а также учитывая то обстоятельство, что и во Франции решено перевести энергетику на американскую схему, автор считает целесообразным и нашу энергетику оставить хозрасчетной.
Однако непременное условие — ежегодное установление платежей от прибыли и налога на оплату труда при стабильных ценах на энергию или переменные цены при постоянных платежах в бюджет от прибыли.
А как быть с расчетными значениями, как их точно спрогнозировать? Если принять, что потери фондов при снижении энергопотребления против расчетного в любом случае компенсировать из страхового фонда, а дополнительный фонд оплаты труда, полученный при росте энергопотребления против расчетного, будет сдерживаться системой налогообложения оплаты труда, то никакого упомянутого «перетягивания каната» между министерством и энергообъединением не будет.
Теперь об аренде. Во-первых, если ее внедрять (об этом чуть ниже), то — по такому же принципу, как и хозрасчет. Арендная плата и платежи (налоги) пересматриваются ежегодно на основании анализа производства и затрат. Только так. Другие варианты недопустимы. Это необходимо понять и за такую аренду надо бороться, хотя она, как видно, не согласуется с принятым законом об основах арендных отношений в СССР.
Главный вопрос — нужна ли аренда, и если она нужна, то в какой форме?
Главная цель аренды в народном хозяйстве — активизация деятельности человека и резкое изменение его отношения к собственности. По мнению автора, следует различать аренду собственности работников или группой людей от аренды собственности коллективами предприятий (объединений).
В первом случае аренда понятна. При взятии в аренду автомобиля, помещения работник автоматически приближается к собственности, результаты его работы прямо зависят от вложенного труда. Такая аренда может быть и в энергетике, хотя по сравнению с аграрным сектором объемы ее значительно меньше.
Во втором случае (аренда предприятий) понятие «аренда» воспринимается не так четко. Ответ на вопрос, кто и что арендует, не прост. Можно сказать, что и сегодня на государственном предприятии, с одной стороны, каждый работник — хозяин всего закрепленного за ним имущества, а с другой стороны — нет.
Желанного привлечения труженика к собственности на первом этапе не происходит, хотя имеется много примеров значительного улучшения работы предприятий после перехода с государственного статуса на арендный. Какие же преимущества аренда имеет по сравнению с государственным предприятием?
Это значительно большая хозяйственная самостоятельность, возможность иметь свою систему оплаты труда, свои трудовые законы. А самое главное то, что арендный коллектив самостоятельно распределяет полученный хозяйственный доход на фонд оплаты труда и фонд развития ( объединяет нынешние фонд развития производства, науки и техники и фонд социального развития). Часть фонда развития, направляемая на строительство (расширение) новых производственных и социальных объектов, является собственностью коллектива, подлежит распределению между его членами (порядок устанавливается конференцией) и становится акционерным вкладом работников. Каждому работнику на его долю фонда выдаются акции.
По итогам работы за год прибыль, полученная от использования созданной коллективной собственности после уплаты налогов, перечисляется в виде дивидендов на лицевые счета работников. Таким образом, полученное автоматически акционерное предприятие — основа экономики большинства развитых стран мира.
Фонд развития может увеличиваться за счет личных вкладов работника. Вкладывая такой фонд в развитие производства, можно выкупить арендованное государственное имущество, и предприятие из арендно-акционерного превратится в народное. В мире такие предприятия уже существуют и показывают высокую эффективность. Такие предприятия в перспективе — основа нашего обновленного социализма.
Много пока неизученного в этом хозяйственном механизме, однако путь этот выбран правильно.
Как быть с такими предприятиями в энергетике? Во-первых, не исключено, что правительство запретит выкуп имущества энергетики. Во-вторых, рентабельность в энергетике очень низкая и вкладывать личные сбережения не так уж выгодно. И все-таки акционерный капитал тружеников, по результатам опроса зарубежного общественного мнения, главный стимул и мотив работы человека на предприятии, т. е. наиболее верный механизм закрепления кадров на производстве! А сегодня — это одна из главных проблем в энергетике.
Значит, и у нас другого пути нет. Нужно идти на акционерные предприятия. Имеющаяся возможность реализации личных вкладов через акции пока используется крайне мало не только из-за недостаточной деятельности руководителей, но и отсутствия у большей части работников средств, необходимых для выкупа таких акций. Только аренда сегодня дает гарантированное создание большой акционерной собственности и внедрять ее нужно и в энергетике.
Для этого необходимо снять запрет на выкуп имущества или ограничить его определенным процентом (например, 49 %) или, в крайнем случае, распространить запрет только на основное производство (электростанции, сети), а по вспомогательному имуществу (проектное, строительное, ремонтное, товары, услуги, подсобные хозяйства) выкуп разрешить в полном объеме. В перспективе через цены правительству необходимо решить вопрос повышения рентабельности энергетики.
Как организовать внедрение аренды в энергетике?
В процессе подготовки к переходу на аренду часто можно слышать предложения о том, что все нужно делать постепенно, начиная с бригад, цехов, структурных подразделений, потом переводить предприятия (структурные единицы) энергообъединений в соответствии с законом.
По мнению Минэнерго СССР: переводить на аренду производственные энергетические объединения недопустимо. ПЭО — арендодатели для структурных единиц и предприятий, которые можно преобразовать в арендные, а их структурные подразделения (районы электрических сетей, цеха и др.) должны работать на правах внутрихозяйственного арендного подряда.
Рассмотрим более глубоко данный вопрос.
Во-первых, экономическая основа арендных отношений на любом уровне, кроме индивидуальной аренды, отличается от хозрасчета по второй модели лишь абсолютными значениями платежей в резервный и страховой фонды министерства (сегодня эти значения определяются в процентах от расчетного дохода), т. е., арендный коллектив может увеличить свой хозрасчетный доход по сравнению с такими же условиями по второй модели лишь за счет разницы между отчислениями в фонды министерства по процентам и абсолютному значению.
Платежи в бюджет в обоих сравниваемых коллективах остаются одинаковыми. Так как обе платы в фонды министерства составляют меньше 10 % расчетного дохода, то возможности увеличения хозрасчетного дохода при переходе на аренду очень ограничены, поскольку рост реализации энергии имеет небольшие границы. При платежах арендному коллективу за мощность возможности снижения затрат по себестоимости также малы.
При внедрении в любом виде внутрихозяйственного арендного подряда для арендного коллектива и это преимущество не реализуется, так как согласно закону об аренде арендаторы при такой форме участвуют в платежах государственного предприятия.
Таким образом, все сводится к главному — созданию акционерного капитала. А в таких случаях нет никакого смысла формировать аренду снизу с оформлением десятков договоров, уставов, своих правил трудового распорядка. Это не индивидуальная аренда в любой сфере. Здесь целесообразны как можно больший охват и как можно меньше бумаготворчества.
Поэтому автор — сторонник перехода на аренду в энергетике на уровне энергообъединения при арендодателе Минэнерго УССР. Почему Минэнерго СССР против такой формы? Вся суть в слове «аренда». Интересно, что это слово различно воспринимается разными категориями людей. Рабочие в аренде видят возможность резкого увеличения доходов за счет более активного труда, имея в виду известный опыт сельских арендаторов, где производительность труда и оплата вырастала до 10 раз.
С другой стороны руководители Минэнерго СССР видят в этом слове неуправляемую самостоятельность согласно высказыванию чл.-корр. АН СССР А. Г. Бунича, что для арендных предприятий нет понятия «вышестоящая организация».
Первое уже рассматривалось выше и ясно, что даже при отсутствии налогообложения на оплату труда резко увеличить доходы при аренде в энергетике невозможно.
Лишены основания и вторые опасения. Во-первых, энергетические объединения, предприятия не идут ни в какое сравнение с объединениями других отраслей. У нас это непрерывный технологический процесс производства, передачи и реализации энергии и подводить энергетиков под названное выше выражение А. Г. Бунича недопустимо.
Сегодня централизованным звеном в структуре управления энергетиков признано производственное энергетическое объединение. Оно несет ответственность за выполнение всех главных задач энергетики на закрепленной территории, а Минэнерго СССР предлагает разделить объединение десятками арендных договоров. Не знаю, есть ли в мире подобная энергокомпания?
В предлагаемом государственноарендном объединении с разными по условиям работы предприятиями (например, в ПЭО Крымэнерго — предприятия электросетей со стабильной реализацией, теплоэлектростанции с морально и физически устаревшим оборудованием и большими колебаниями отпуска тепла, нерентабельные по действующим сегодня расценкам ремонтные предприятия и предприятие автомобильного транспорта, полностью убыточная опытно-экспериментальная солнечная электростанция) все структурные единицы необходимо переводить в ранг самостоятельных арендных предприятий со своими достигнутыми сегодня показателями. А это крайне не равные условия работы.
Регулировку этих условий только через арендные договоры будет осуществлять практически невозможно. Не понятна и роль аппарата управления как государственного предприятия со сданными в аренду основными фондами, ответственного за так называемую централизованную часть хозрасчета.
Эти действия сегодня можно сравнить с единством и разделением между центром и союзными республиками, где экономическое выделение типа «прибалтийского варианта» ничего хорошего, кроме противоречий, разногласий и множества проблем, не дает. Только совместными усилиями с экономической самостоятельностью в составе энергообъединения можно успешно решить стоящие перед энергетиками трудные проблемы.
При переходе на аренду отдельных предприятий можно слышать и такие выражения: мыслимо ли крупнейшую ГРЭС или, еще хуже РЭС сдать в аренду? И в этих сомнениях есть доля истины.
Осмысливая все сказанное, можно прийти к выводу: нужно ли все приведенное выше для объединений, предприятий и их структурных единиц называть таким громким словом — «аренда».
Непонятно, почему для коллектива хозрасчетного государственного- предприятия заработанный за счет дохода фонд развития — достояние государства, а для такого же арендного коллектива — это уже его собственность и акционерный капитал. Что в принципе поменялось? Сегодня государственный коллектив — хозяин имущества (так сказано в законе
о   государственном предприятии, статья 1) не является собственником заработанных средств, а завтра, превратившись из хозяина в арендатора по форме отношения к имуществу, он становится собственником заработанных средств. Опять ответа на тот же вопрос — почему такое происходит — пока нет.
Может проще разрешить для государственного предприятия по аналогии с арендаторами создавать один фонд развития и сделать его (в крайнем случае сверхплановую часть) собственностью коллектива и тем же путем превратить государственное предприятие в акционерное? А именно это — самое главное, и в этом наша цель. Тогда ПЭО — акционерное, ГРЭС, ТЭЦ и даже АЭС — также акционерные. Мир так развивается, а почему мы не можем?
Для такого акционерного коллектива нужно дать право на свой устав, свою систему оплаты труда и ряд трудовых взаимоотношений (прием, увольнение, режим работы). Видимо, в таком плане нужно и формировать ряд положений нового закона о государственном предприятии (объединении). Целесообразна отработка такого механизма на отдельных предприятиях. По акционерной собственности возникает множество вопросов и без эксперимента здесь не обойтись.

 
« Учебно-оздоровительный комплекс Ростовэнерго   Экономические предпосылки управления электропотреблением на уровне энергообъединения »
электрические сети